Продажа картин маслом, акварель
Новости
|
Художникам
|
Галерея
|
Гостевая книга
|
Контакты
|
Картины по тематике

Жан Батист Симеон Шарден

Картины современных художников


              
Жан Батист Симеон Шарден родился в Париже 2 ноября 1699 года. Он был старшим из многочисленных детей краснодеревщика Жана Шардена и его второй жены, Жанны Франсуазы Дави. Отец художника считался процветающим мастером — ведь среди его заказчиков был сам король. Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что в детстве Шарден не знал нужды. Первым учителем Шардена был Пьер Жак Каз (1676—1754). Этот живописец, совершенно забытый в наши дни, снискал известность религиозными и историческими полотнами. Однако к тому времени, когда восемнадцатилетний Шарден впервые перешагнул порог его мастерской, Каз уже утерял расположение публики и, говорят, даже не имел денег, чтобы нанять натурщика, так что его ученикам приходилось постигать основы ремесла, копируя работы своего учителя.
Очевидно, такая манера преподавания пришлась Шардену не по вкусу, потому что спустя год он перешел к другому учителю. Теперь его наставником стал Ноэль Никола Куапель (1690—1734). В его мастерской молодой художник тоже пробыл недолго и вскоре уже начал работать самостоятельно. Его первая «картина» — вывеска для цирюльни — не сохранилась. Но известно, что цирюльник остался ею очень доволен.
«Жанровые предпочтения» Шардена определились уже в годы учебы. Он полюбил писать натюрморты (хотя, заметим, оба его учителя «специализировались» на исторической и мифологической живописи). Молодой живописец не мог не отдавать себе отчета в том, что его пристрастие к скромному жанру натюрморта не принесет ему ни богатства, ни почестей, но все же упорно не желал писать богов и героев.
В 1723 году Шарден посватался к Маргарите Сентар, дочери преуспевающего купца. Видя незавидное материальное положение жениха, отец Маргариты не давал согласия на этот брак в течение целых восьми лет. По иронии судьбы, к тому времени, когда пара, наконец, обвенчалась, отец Маргариты разорился и не мог дать за дочерью богатого приданого. Но художнику были чужды низменные интересы — он взял в жены свою возлюбленную и без приданого.
Впрочем, по счастью, Шарден уже сам достаточно крепко стоял на ногах и мог содержать семью, не рассчитывая на женино приданое. В феврале 1724 года его приняли в Академию святого Луки, продолжательницу традиций старинной гильдии святого Луки. В XVIII веке ее уже, правда, отодвинула на задний план Королевская академия живописи и ваяния, но все же Академия святого Луки была весьма уважаемой организацией.
Не имея возможности выставляться в Салоне — на официальных выставках Королевской академии, - Шарден решил показать свои работы на ежегодной выставке на открытом воздухе, проводившейся на площади Дофина. Здесь в 1728 году его картины увидели и высоко оценили некоторые члены Королевской академии. Видимо, их стараниям Шарден был обязан тому, что 25 сентября 1728 года его рекомендовали для принятия в Королевскую академию, аттестовав как живописца, «специализирующегося на изображении животных и фруктов». Художник, принимаемый в Королевскую академию, должен был представить жюри несколько своих работ. Шарден показал академикам два натюрморта — «Скат» и «Буфет». Увидев эти блестящие натюрморты, жюри одобрило кандидатуру Шардена, и его приняли в число академиков (несмотря на то, что натюрморт считался «низким жанром»).
Шарден гордился своим членством в Королевской академии и ответственно относился к новым обязанностям. Он посещал все ежемесячные заседания академии, регулярно выставлял свои работы в Салоне. А в 1755 году его избрали казначеем Королевской академии, и на этой должности он состоял почти двадцать лет, вплоть до 1774 года, зарекомендовав себя как безукоризненно честного и порядочного человека.
В начале 1730-х годов в творчестве Шардена наметился перелом — мастер стал постепенно переходить от натюрморта к жанровым картинам. Вероятно, этот переход был обусловлен как желанием живописца прочнее утвердиться в статусе члена Королевской академии, так и его стремлением зарабатывать больше денег. Чаяния Шардена полностью оправдались. Опись его имущества, сделанная в 1735 году, после смерти его первой жены, говорит о том, что семью художника вполне можно было назвать зажиточной. От первого брака у Шардена было двое детей, сын и дочь (умершая в раннем детстве, спустя всего год или два после смерти матери).
К 1740 году популярность Шардена уже начинает походить на славу. Его представляют королю Людовику XV — такой чести мог удостоиться только выдающийся живописец. Мастер преподнес в дар королю две картины — «Молитва перед обедом» и «Трудолюбивая мать». Но ни известность, ни почести ничего не переменили в образе жизни художника. Он по-прежнему большую часть времени проводил в своей мастерской, почти никуда не выезжая из Парижа.
В 1742 году Шарден серьезно заболел. В этом году он не выставлялся в Салоне, но уже в следующем вновь взялся за кисти. В 1744 году мастер женился вторично — на богатой вдове Франсуазе Маргарите Пуже, женщине, по словам Кошена, биографа Шардена, «очень доброй и порядочной». От этого брака в 1745 году у Шардена родилась единственная дочь, умершая в младенчестве.
1750-е годы стали, пожалуй, самым успешным десятилетием в жизни Шардена. В 1752 году король, в знак восхищения его творчеством, назначил ему ежегодную пенсию в размере 500 ливров, а в 1757 году предоставил ему квартиру в Лувре. Кроме того, в 1755 году мастера избрали на пост казначея Королевской академии живописи и ваяния, о чем мы уже упоминали. Шарден был первым в истории академии казначеем — до него ее «материальными ресурсами» ведал смотритель, не справлявшийся со своими обязанностями. Кошен отмечал в своей биографии Шардена, что он «нашел финансы академии в полном расстройстве и приложил немало усилий к тому, чтобы навести в них порядок».
В это время Шарден отходит от жанровых сцен и возвращается к своей первой любви — натюрморту. Казалось бы, теперь его положение упрочилось настолько, что он мог позволить себе писать «все, что хочет». Сначала так оно и было. В 1760-х годах художник даже получил заказ на несколько натюрмортов для загородных королевских дворцов. Но в 1770 годуна пост главы Королевской академии приходит Жан Батист Мари Пьер — яростный поборник классицизма в живописи. Пьер очень хорошо знал, «что такое хорошо, и что такое — плохо», что высоко, а что -низко. Согласно его представлениям, натюрморт находился на самой нижней ступеньке «иерархической лестницы живописных жанров». То есть, еще даже ниже, чем пейзаж. На верхней ступеньке, разумеется, располагалась историческая живопись. Натюрморты, которые писал Шарден, не вызывали у Пьера ничего, кроме снисходительной усмешки. Он откровенно не уважал мастера и не упускал случая как-нибудь насолить ему.
Но Шарден был уже слишком стар, чтобы обращать внимание на эту мышиную возню. Гораздо больше, чем козни директора академии, его мучили болезни. У художника слабело зрение,ему становилось все труднее работать маслом, и потому он в последние годы отдавал предпочтение пастели, великолепно овладев этой техникой. Пастельные портреты, написанные им в последние годы жизни, восхищают свежестью восприятия и глубиной проникновения в характер портретируемого. В 1774 году Шарден добровольно оставил пост казначея Королевской академии. Отказ от официального поста не помешал ему, однако, принять в 1778 году самое деятельное участие в организации академической библиотеки. 6 декабря 1779 года мастер скончался в своей квартире в Лувре.



 
 
 
+ добавить в избранное

8-926-555-73-61    
8-916-775-50-57    
 
ПОИСК
Найти картину по изображению
Новости
|
Художникам
|
Галерея
|
Гостевая книга
|
Контакты
|
Биографии великих художников
Designed and Powered  
by RusDesign.net | 2006

Продвижение сайта - ООО Диол.
О проекте.

Notice: iconv() [function.iconv]: Detected an illegal character in input string in /var/www/u0029521/data/www/kokos8.ru/art-estetic.ru/rzgn/r4_libs.php on line 82
вангари маатаи