Продажа картин маслом, акварель
Новости
|
Художникам
|
Галерея
|
Гостевая книга
|
Контакты
|
Картины по тематике

Мэри Стивенсон Кассат

Картины современных художников


              
Если вам не терпится узнать, что такое "американская живопись", — поезжайте в Париж», — говорил Генри Джеймс и был прав. Молодые американские художники (в большинстве своем — отпрыски состоятельных семейств) бежали из Нового Света в Старый — так, как когда-то их предки, гугеноты и пуритане, бежали из Старого Света в Новый. Последних влек в Америку воздух свободы. Их правнуков манил обратно «воздух культуры».
Мэри Стивенсон Кассат родилась 22 мая 1844 года в штате Пенсильвания. Когда будущей художнице было семь лет, Кассаты надолго уехали из Соединенных Штатов в Европу. Сначала они остановились в Париже, а позже жили в Гейдельберге и Дармштадте, где старший брат Мэри, Александр, изучал инженерное дело. За годы, проведенные в Старом Свете, девочка научилась свободно говорить на нескольких европейских языках и успела полюбить изнеженную, утонченную жизнь высшего общества, в котором вращались Кассаты в Европе (отец художницы был банкиром и богачом, что открывало перед ним все двери). По пути домой семейство еще раз остановилось в Париже, чтобы посетить Всемирную выставку. Именно там произошло первое знакомство Мэри с современной французской живописью — она увидела работы двух непримиримых соперников, Энгра и Делакруа.
В 1861 году Мэри Кассат поступила в Пенсильванскую Академию изящных искусств в Филадельфии. Здесь она проучилась четыре года — к радости своих родителей, полагавших «налет художественного образования» весьма уместным для девушки из хорошей семьи. Но когда в 1865 году молодая художница заявила им, что решает посвятить себя живописи и едет в Европу, они воспротивились. Больше года продолжалась глухая борьба Мэри Кассат со своим семейством. И, наконец, в 1867 году она добилась своего. В сопровождении матери Кассат прибыла в Париж.
В зените славы в это время по-прежнему были художники-академисты с их «ориентальными фантазиями» и сентиментальными жанровыми сценками. Но сквозь асфальт этого, одобренного Салоном и публикой, искусства, неумолимо прорастала новая живопись необычная, смелая, живая. Лозунгом ее была искренность — та самая, о которой Мане писал в предисловии к каталогу Салона Отверженных 1867 года: «Сегодня художник не должен говорить: "Взгляните на мою безупречную работу". Нет, он должен сказать: "Взгляните на мою искреннюю работу"».
Мэри Кассат не спешила примкнуть к какому-либо из художественных течений и заявить о себе. Она брала уроки у художников-академистов и выжидала. Вдумчиво изучала работы старых мастеров и постепенно привыкала к революционному стилю Мане и Курбе. В 1868 году комиссия Салона отобрала на выставку ее работу «Мандолинистка», романтическую по сюжету, но реалистичную по исполнению.
Начавшаяся в 1871 году году франко-прусская война заставила Мэри Кассат на время прервать учебу и возвратиться в США. Но долго усидеть дома она не могла и в 1871 году опять отправилась в Европу, на сей раз — в Италию. После Италии художница посетила Испанию, а затем Голландию и Бельгию. Разумеется, путешествовала она не только ради удовольствия, но, главным образом, для знакомства с полотнами старых мастеров.
В 1873 году Кассат поселилась в Париже. Шесть лет назад, приехав в Париж с матерью, она растерялась, не зная, какой путь ей избрать. Теперь же она хорошо понимала, куда и с кем идти. В 1874 году, за две недели до открытия официального Салона, в фотоателье на бульваре Капуцинов открылась первая выставка тех, кого позже назовут импрессионистами, — Клода Моне, Эдгара Дега, Камиля Писсаро и Берты Моризо. Сразу же после этой выставки Кассат пишет небольшой пейзаж «Девушки, собирающие полевые цветы» — в манере, весьма близкой к тогдашнему стилю Моне. Подражая импрессионистам, художница стала работать на пленэре и повсюду носить с собой блокнот для зарисовок, чтобы делать в нем наброски заинтересовавших ее бытовых сценок.
В свою очередь, работы Кассат начали привлекать внимание импрессионистов. Увидев выставленный в Салоне 1874 года женский портрет ее работы, Дега написал своему другу: «Это гениальная картина. Она запала мне в самое сердце».
Взаимная приязнь Кассат и Дега довольно долго оставалась заочной. Лишь в 1877 году один из общих приятелей привел Дега в мастерскую художницы. И Дега с порога предложил ей выставляться вместе с импрессионистами. Кассат, раздраженная бесконечными придирками жюри Салона, немедленно приняла это предложение. Позже она вспоминала: «Теперь я могла работать совершенно спокойно и независимо, без оглядки на жюри. К тому времени я уже начала понимать, кто они, настоящие мастера, и восхищалась Мане, Курбе и Дега. И тогда я навсегда оставила закованную в рамки условностей живопись и начала просто жить».
В последующее десятилетие Кассат четырежды выставлялась вместе с импрессионистами — в 1879, 1880, 1881 и 1886 годах. Ее работы нравились публике, вызывали одобрительные отзывы критиков и собратьев по цеху. Так, Гоген, сравнивая Кассат с Бертой Моризо, говорил: «Картины мисс Кассат не менее очаровательны, чем картины Моризо, но при этом намного сильнее».
Несмотря на растущую известность, 1880-е годы были для художницы малопродуктивными вследствие семейных хлопот. В 1877 году к ней в Париж переехали родители и старшая сестра Лидия, которая была тяжело больна. Мэри Кассат, забросив холст и краски, ухаживала за ней, но ее заботы не помогли — в 1882 году Лидия умерла. В 1880 году навестил художницу и старший брат Александр. Он приехал с семьей и задержался в Париже надолго. Бремя семейных забот, внезапно свалившееся на плечи Кассат, оправдало себя множеством прелестных семейных сценок, написанных ею в это время.
Самыми успешными и продуктивными оказались для Мэри Кассат 1890-е годы. Ее серия из десяти цветных офортов «по мотивам» японской графики, выставленная в галерее Дюран-Рюэля в 1891 году, покорила зрителей. К этому времени работы художницы уже хорошо знали не только в Европе, но и в США. В 1892 году ей предложили написать фреску для Женского павильона на Всеамериканской выставке в Чикаго. Кассат не была близка идея разделения живописцев по половому признаку, но, тем не менее, она взялась за эту работу. Ее популярность и доходы в это время уже таковы, что в 1893 году она смогла купить старинный особняк в 50 милях к северо-западу от Парижа, который стал ее «летней резиденцией» на все оставшиеся годы.
В октябре 1895 года после тяжелой и продолжительной болезни скончалась мать Мэри Кассат. Художница очень тяжело переживала эту смерть, хотя давно уже готовилась к ней. Чтобы выйти из депрессии, нужна была перемена обстановки, и осенью 1898 года она решила отправиться на родину, которой не видела более 25 лет. В Америке Кассат провела несколько месяцев и вернулась во Францию весной 1899 года. Следующая (и последняя) ее поездка в Соединенные Штаты состоялась в 1908 году.
После возвращения из Америки Кассат обнаружила, что ее работы, еще недавно так нравившиеся зрителям, уже почти никого не интересуют. Художница проявила мудрость и не стала подделываться под меняющиеся вкусы эпохи. Большую часть времени она проводила теперь в компании своей старинной подруги Луизы Хейвмейер и ее мужа, помогая им собирать коллекцию полотен старых мастеров и художников XIX столетия. В 1910 году Мэри Кассат заболела диабетом. Вскоре к этой тяжелой болезни прибавились еще и проблемы со зрением, поэтому художница почти не могла работать. В последние годы она чувствовала себя очень одинокой — почти все ее друзья-импрессионисты к тому времени уже умерли, а сил, чтобы пересечь Атлантику и навестить родственников, у нее не было. В 1926 году Мэри Кассат умерла.




 
 
 
+ добавить в избранное

8-926-555-73-61    
8-916-775-50-57    
 
ПОИСК
Найти картину по изображению
Новости
|
Художникам
|
Галерея
|
Гостевая книга
|
Контакты
|
Биографии великих художников
Designed and Powered  
by RusDesign.net | 2006

Продвижение сайта - ООО Диол.
О проекте.
Интернет-магазин уникальных подарков Exterium.com.ua по выгодным ценам.